Журналисты ТАСС — о курьезах и сложностях работы на Олимпиаде-2018

ТАСС 10:35

Журналисты ТАСС — о курьезах и сложностях работы на Олимпиаде-2018

Олимпиада-2018 в Пхёнчхане наверняка войдет в историю как одна из самых сложных — как для спортсменов, так и для всех тех, кто приложил руку к созданию главного праздника четырехлетия. Сильный мороз, организационные проблемы, трудности перевода — все это было не только помехой, но и источником всевозможных курьезов. Корреспонденты ТАСС, работавшие на Играх в Южной Корее, рассказали свои истории, которые до сих пор оставались за кадром.

Профессиональная смекалка

Альберт Стародубцев: «Южнокорейцы — очень дотошные люди, но уважение и почтение к старшим они впитывают еще с молоком матери. Это часто помогало мне попасть в закрытые для журналистов зоны и взять комментарии у высокопоставленных спортивных чиновников. Обычно доступ к вип-персонам преграждали сразу несколько кордонов, но для конечного успеха важно было преодолеть только первый барьер: дальше охрана тебя уже не тормозила, потому что надеялась на бдительность первого проверяющего.

А первого стража порядка можно было с легкостью обойти. Надо было лишь пройти мимо быстрым уверенным шагом и мельком показать свою аккредитацию, которая, разумеется, не давала никакого права доступа в вип-зону. Охране оставалось только поклониться тебе в ответ и расступиться. Однако если ты замедлишь ход при подходе к посту или начнешь нервничать, то успеха не жди: тебя тут же окружат охранники, и миссия окажется проваленной.

Так, например, мне удалось взять комментарий о выступлении российских саночников у президента международной федерации Йозефа Фендта. В другой раз получилось переброситься парой слов с главой Международного олимпийского комитета (МОК) Томасом Бахом, который в непростое для российских спортсменов время дал понять, что является другом России. Все эти хитрости также позволяли пообщаться с нашими тренерами и иногда — со спортсменами, от которых порой требуется интервью здесь и сейчас».

«Шайбу, шайбу!»

Рустам Шарафутдинов: «По давней традиции с каждого крупного хоккейного соревнования — будь то чемпионат мира или финал Кубка Гагарина — корреспонденты ТАСС привозили в редакцию шайбы с логотипом турнира. Я, Олег Кошелев и Дмитрий Рачицкий, освещавшие хоккей в Южной Корее, с первых дней начали охотиться за памятным сувениром. Никто из них не предполагал, что добыть такую шайбу на Олимпиаде-2018 будет огромной проблемой, которую удастся решить только после победного для российской команды финала. 

Оказалось, что игровые шайбы, которые использовались на всех стадиях мужских и женских соревнований, в невероятном дефиците. После матчей шайбы собирались и сдавались организаторам соревнований. Добраться до них даже игроки не всегда имели возможность. Исключение составляли лишь те хоккеисты, кто забирал шайбы сразу же, как, например, автор первого гола у россиян Владислав Гавриков после матча с командой Словакии.

Не помогали даже хорошие отношения с рядом чиновников из Международной федерации хоккея. Один из них был готов помочь, рассказав, что сам едва сумел достать шайбы в подарок своим близким, но не преуспел. Также олимпийские шайбы без особого успеха искали пресс-атташе и сотрудники других национальных сборных. 

Но все же свою задачу корреспонденты ТАСС выполнить смогли, за что надо сказать спасибо нашим хоккеистам, которые своим упорством и волей к победе осчастливили всю Россию. В заключительный день Олимпиады гол Никиты Гусева на последней минуте основного времени и победный гол Кирилла Капризова в овертайме стали красивой финальной точкой соревнований.

После награждения российская команда продолжила отмечать победу в раздевалке, куда отправились за комментариями и журналисты. Первый вице-президент Федерации хоккея России и руководитель штаба сборной Роман Ротенберг подошел ко мне и на радостях вручил ту самую игровую шайбу. Действительно, порой и в жизни журналистов происходят самые настоящие чудеса».

Трудности перевода

Вероника Советова: «В самом начале Олимпиады, еще в аэропорту Сеула, волонтеры предлагали всем гостям установить специальное приложение — Genie Talk. По замыслу разработчика, программа, ставшая официальным приложением-переводчиком Игр-2018, при наличии интернета переводила корейский язык на большинство языков мира. С надписями или другими короткими словами программа справлялась на раз-два. Куда сложнее оказалось в общении.

Русский язык корейцам в переводе этой программы был понятен, а вот корейские выражения в переводе с русского зачастую звучали очень смешно. Например, перевод названий блюд в ресторане мог выглядеть как «бульон с пельмешками с начинкой из пельмешек».

На Олимпиаде было морозно. Журналисты мерзли, болели и были постоянными гостями местных аптек. Но понять друг друга с фармацевтами было еще сложнее, чем заказать нужное блюдо в ресторане. Аптеки подготовились как следует, разработав для посетителей карту-опросник на английском языке с перечислением возможных проблем со здоровьем. И все-таки иногда этого было недостаточно.

Спасали театральные сценки: схватился со страдальческим видом за коленный сустав, и вот она — заветная мазь. Все-таки если люди хотят понять друг друга, им ничего не в силах помешать».

Журналисты умеют зимовать

Артем Кузнецов: «Я знал, что в Южной Корее будет достаточно холодно, и поэтому собрался как следует, забив чемодан теплой одеждой. Вот только по дороге в Сеул мой багаж потерялся. На первые дни Олимпиады я остался в легкой курточке и джинсах.

По прилету в южнокорейской столице ярко светило солнце, на улицах — ни снежинки. Все отлично, думал я, садясь в аэропорте в комфортабельный поезд, которые отвез меня прямиком в олимпийские горы. Только там я осознал, что меня ожидает.

Часовое ожидание автобуса при температуре -15 °C посреди суматошно бегающих вокруг тебя волонтеров, которые толком не могли объяснить, куда дальше ехать, привело к закономерному итогу — первые дни Олимпиады меня трясло. И вовсе не от организации Игр, а от собственного самочувствия, которое было далеким от идеального. 

Экстремальные морозы в первые дни Игр в Пхёнчхане, которые пришлось пережидать в еле отапливаемых тентовых палатках, где были организованы пресс-центры на лыже-биатлонном стадионе, надолго останутся в моей памяти. Причем от всепроникающего холода, который усугубляла повешенная влажность, страдали все: болельщики, спортсмены, журналисты.

Пришлось утепляться на месте. Организаторы обеспечили журналистов термопакетами, которые начинали генерировать тепло при физическом воздействии на них. Их можно было засунуть в ботинки, куртку, штаны, куда угодно — эффект был великолепным. Одного пакетика хватало часов на десять тепла. Так и спаслись».

В поисках знаменосца

Игорь Лазорин: «По воле обстоятельств команда олимпийских атлетов из России не могла выбрать знаменосца на церемонию открытия Олимпийских игр в Пхёнчхане из числа спортсменов. Так что знаменосцем нашей команды стала южнокорейская девушка-волонтер по имени Хон Хе Лин. Возможно, этот выбор был абсолютно случайным, но случайность оказалась закономерностью.

После парада я долго искал ее, чтобы взять интервью, а нашел совершенно случайно по хэштегу #russiainmyheart в Олимпийской деревне спортсменов. Хон Хе Лин оказалась тесно связана с Россией и ее культурой, а с фотографий девушка улыбалась на фоне российского флага.

Какое-то время Хон не отвечала на сообщения в социальных сетях, но, наконец, мы встретились. Как рассказала волонтер, она изучала русскую классическую музыку в школе, а также очень любит русский балет. К тому же ее тетя занимается продажами южнокорейской косметики в России. Теперь Хон Хе Лин планирует побывать на чемпионате мира по футболу, который пройдет в России этим летом.

«Я была горда тем, что меня выбрали знаменосцем», — застенчиво рассказывала она ТАСС. Хон — большая поклонница знаменитого фигуриста Евгения Плющенко и гимнастки Евгении Канаевой. К сожалению, девушка не стала знаменосцем российских спортсменов на церемонии закрытия Олимпиады, но призналась, что «Россия навсегда останется в ее сердце».

 

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости партнеров