«Вы кому-то очень нужны»: ради чего люди становятся донорами костного мозга

Кто такой донор костного мозга. Это человек, схожий с пациентом по генетическому составу. Таких людей принято называть «генетическими близнецами», они есть практически у каждого

Илона Калагова © Анна Кабисова/ТАСС
Илона Калагова
© Анна Кабисова/ТАСС

Каждый год в России пять тысяч детей заболевают лейкозом. Когда основное лечение — химиотерапия — не дает результатов, нужно искать донора костного мозга. Примерно для каждого третьего ребенка, больного лейкозом, трансплантация костного мозга (ТКМ) — последний шанс на выздоровление.

В некоторых западных странах в национальных регистрах потенциальных доноров содержаться данные о сотнях тысяч и даже миллионах кандидатов. В России таких людей пока около 60 тысяч. Корреспонденты портала «Это Кавказ» побеседовали с Илоной Калаговой — одной из тех, кто подал заявку на включение в российский национальный регистр потенциальных доноров.

«О чем здесь думать?» 

— Все мы знаем о болезни «рак крови», но многие привыкли жить в этаком сладком самообмане: с нами такого не случится. Кажется, что дети с лейкозом где-то далеко, они не наша проблема. Но они рядом. И уж простите, ни у кого из нас нет договора со Всевышним, что завтра эта беда не коснется нас напрямую. 

— Я занимаюсь благотворительностью уже семь лет. За это время успела узнать очень многое о болезни, о ее лечении и обо всем сопутствующем. Давно хотела стать донором костного мозга. 

Деньги всегда можно собрать, а вот найти донора — нет, и тогда уже ничто не поможет. Понимаете? Ребенок умирает просто потому, что среди миллионов доноров в мировой базе не нашелся тот единственный, кто ему подходит. Эта тема задела меня довольно глубоко, все время думала: как мало и как много иногда зависит от нас.

Так что решение далось легко. Даже не знаю, о чем здесь вообще было думать… Как только в России появился Национальный регистр доноров костного мозга, я написала в Русфонд о желании стать потенциальным донором. И уже на следующий день получила подробное письмо с инструкцией, а чуть позже — посылку с пробиркой и анкетой.

— Потенциальным донором костного мозга может стать любой здоровый человек от 18 до 45 лет, если у него нет противопоказаний. Но должна быть серьезная мотивация. Попасть в регистр просто. Главное — принять решение. Все остальное на расстоянии ноутбука. Вам нужно зайти на сайт Русфонда и связаться с координатором проекта. Потом заполнить анкету, подписать соглашение донора и сдать 9 миллилитров крови, по которой специалисты получат данные о тканевой совместимости. И все — вы в регистре. Возможно, завтра, а может быть, через много лет вам позвонят и скажут, что вы кому-то очень нужны. А может, не позвонят никогда.

Найти человека

— Кто такой донор костного мозга. Это человек, схожий с пациентом по генетическому составу. Таких людей принято называть «генетическими близнецами», они есть практически у каждого.

— Национальные регистры уже десятки лет существуют в Германии, Израиле и США, они насчитывают миллионы доноров. Именно из этих регистров находили и находят доноров для наших пациентов, что тяжелым бременем ложится на благотворительные фонды. В среднем поиск донора за рубежом для одного пациента обходится в 20 тысяч евро. В России необходим свой большой регистр! Он не только снимет финансовую нагрузку с фондов, но и, что важнее, позволит находить доноров с характерными для России фенотипами быстрее. По мере того, как будет расти наш регистр, будет расти и количество детей и взрослых, получивших шанс на выздоровление. Совпадение фенотипов — всегда случайность, а по закону больших чисел случайностей больше там, где шире поле для их поиска.

— Российский национальный регистр имени Васи Перевощикова — он назван именем мальчика, который умер, не дождавшись, пока ему найдут донора, — появился почти три года назад благодаря Русфонду и Первому Санкт-Петербургскому государственному медицинскому университету имени академика Павлова. Сегодня он насчитывает свыше 57 тысяч потенциальных доноров со всей России. Если говорить о масштабах страны, то это, конечно, очень мало. Нам необходимы миллионы доноров. С другой стороны, очень много, всего за три года в программу влились 57 тысяч человек. И это при низкой осведомленности людей и, что скрывать, существующем страхе перед донорством. Но, поверьте, кабинет стоматолога страшнее…

ТАСС

Новости СМИ2