«Солнечная» архитектура и ступенчатые пирамиды Владивостока

ТАСС 14:11

"Солнечная" архитектура и ступенчатые пирамиды Владивостока

Осенью Приморье отметит 80-летний юбилей: 20 октября 1938 года Дальневосточный край разделили на Хабаровский и Приморский регионы. Расположение Владивостока, полуостров и сопки, на которых стоит город, определяет его особенный ландшафт и микроклимат. Но сегодня на эти особенности сильно влияет точечная застройка, и сохранить архитектурный портрет приморской столицы не так-то просто.

Европейское «лицо» на границе с Азией

Владивосток строили европейские архитекторы, приглашенные отцами-основателями. О первых кирпичах, привезенных из Европы, напоминает магазин «Зеленые кирпичики» в центре города. Свое название он получил в честь привезенной из Гамбурга темно-зеленой лаковой плитки, которой были облицованы его стены почти 100 лет — в 2006 году владельцы решили заменить первую плитку на новую, светло-зеленую.

Одно из самых красивых и известных зданий, построенных в европейских традициях, — Владивостокский ГУМ. Его открыли в 1934 году в здании магазина «Кунст и Альберс». Оно было построено в 1884 году в стиле модерн и считалось роскошным для своего времени: в магазине были паровое отопление, электрическое освещение и лифт. Материалы для строительства магазина доставляли из Германии. В начале ХХ века здание отреставрировали и оно приобрело нынешний вид. Здесь до сих пор сохранились лестницы с коваными перилами, установленные при реконструкции.

«Сегодня во Владивостоке насчитывается почти 800 памятников архитектуры регионального и федерального значения. Архитектурные традиции города — его сильная сторона. К сожалению, чехарда с архитектурной стратегией и градостроительной деятельностью привела к тому, что в нем появились объекты, которые не красят его архитектурный облик», — рассказал глава Владивостока Виталий Веркеенко, напомнив, что столица Приморья — азиатский город с европейским лицом.

Уникальность Владивостока — не только в архитектуре, но и, главным образом, в природных данных, в ландшафте: город раскинулся на полуострове с горным рельефом в окружении заливов, отметил профессор кафедры архитектуры и градостроительства Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Павел Казанцев. «К сожалению, сказать, что уникальность города определяется архитектурой основного массива его современной застройки, сложно. Это было справедливо для исторического центра Владивостока, но к настоящему времени и он заметно искажен новостроем», — объяснил собеседник.

Широта крымская, долгота колымская

Сравнительно невысокие, но крутые приморские сопки изменяют распределение ветра и солнечной энергии во Владивостоке, благодаря чему в городе формируется особенный микроклимат. Однако, это свойство почти утрачено из-за точечной застройки, отмечает Павел Казанцев.

«Не будет большой ошибкой сказать, что городские долины, раскрытые подковой на юг, близки по комфорту к крымским ландшафтам, тогда как водоразделы холмов и их северные, без солнца зимой склоны, открытые ветру — это уж точно Колыма. Если посмотреть на рельеф центральной части Владивостока, южный склон сопок в сторону Золотого рога как раз представляет такую систему подковообразных долин, раскрытых на юг, к водному зеркалу бухты. Сто лет, примерно до середины 60-х годов XX века, городская застройка малой и средней этажности, не выше 5−6 этажей, по своему масштабу вписывалась в этот рельеф. Но с внедрением методов индустриального строительства и позднее, в наш период высотной точечной застройки, этот уникальный по своим микроклиматическим характеристикам ландшафт был практически утрачен», — рассказал эксперт.

Географически Владивосток действительно расположен на широте Крыма и долготе Магадана, поэтому поговорка «широта крымская, долгота колымская» очень точно определяет дальневосточный климат — сочетание южного тепла летом и магаданского холода зимой.

И если особенности и преимущества Владивостока перед другими городами страны и мира связаны с географическим положением города, с природой уссурийской тайги и залива Петра Великого, то его проблемы — во многом с самой историей города и его застройки.

«Континентальная» застройка в муссонном регионе

Первопроходцы и поселенцы из России в XIX веке перенесли в муссонный приморский регион, с его сезонными летними дождями, принципы и приемы застройки континентальной части Империи, и теперь градостроительные решения, далекие от контекста региональных условий, напрямую сказываются на экологии и комфорте городских пространств, считает Казанцев.

«В целом негативная тенденция получила свое развитие и в советский период, когда городские сопки были застроены типовыми панельными зданиями в 70−80 годах прошлого века. 9-этажные ленты из жилых секций размещали вдоль горизонталей, превращая сопки в подобие ступенчатых пирамид, здания «привязывались» к рельефу без учета направлений преобладающих ветров и особенностей зимней инсоляции», — рассказал собеседник.

Теперь в закрытых сопками речных долинах Владивостока расположены промышленные зоны, центральное теплоснабжение основано на сжигании углеводородов, хотя юг Приморья буквально купается в море солнечного тепла зимой, в городе очень много автомобильного транспорта и почти не развита сеть маршрутов общественного электротранспорта. Из-за этого над городскими кварталами в безветренную погоду порой формируется устойчивая дымка, и от постоянного смога Владивосток спасает только то, что штиль здесь довольно редкое явление.

«Зеленая» архитектура

Несколько примеров зданий, соответствующих региональным особенностям, все же появились в дореволюционной архитектуре Владивостока благодаря внимательному анализу ландшафта и климата. Прежде всего, это офицерские флигеля по южной стороне улицы Светланской и завершающий цепочку флигелей Дом Губернатора. Эта тенденция, по словам Павла Казанцева, продолжилась в 60−80-е годы, когда в городе построили несколько общественных зданий, учитывающих его особенности.

«Я бы в первую очередь выделил здание Владивостокского госцирка. Его отличает оптимальная для юга Приморья «солнечная» архитектура, здание развернуто «спиной» к ветру, «лицом» к солнцу. Весь южный фасад занимает полуциркульный витраж фойе, глубокий „летний“ солнцезащитный козырек закрывает от перегрева, двойной фасад и массивные конструкции за стеклом сберегают тепло зимой, а уклон кровли оптимален для размещения активных солнечных систем», — объяснил архитектор, назвав здание уникальным примером «зеленой» архитектуры Владивостока советского периода.

Еще он вспомнил о здании Института Биологии моря ДВО РАН в районе мыса Красный. Радиальная форма здания, огибающая внутренний двор, оказалась оптимальной для защиты от штормовых ветров и позволяет прогревать территорию низким зимним солнцем. Таким образом, учет климатических условий позволил создать нестандартный архитектурный образ, несмотря на довольно скромные строительные технологии начала 80-х годов.

Удачные пятиэтажки

Владивосток, как и многие другие города, в 1960-е годы застраивался хрущевками. И хотя в это время вряд ли кто-то всерьез задумывался о ландшафте и климате города, пятиэтажные дома отлично вписались в городской рельеф.

«Застроенные пятиэтажками склоны и распадки сохраняли свой силуэт, здания не выходили за ветровую тень водоразделов, а их небольшая высотность позволяла проникать во дворы даже низкому зимнему солнцу. Более того, именно здания в пять этажей в умеренной полосе могут быть полностью укрыты зелеными насаждениями», — рассказал Павел Казанцев.

Теперь кроны деревьев, высаженных когда-то новоселами, дотянулись до уровня пятого этажа. Муссонные ветра скользят по кровлям домов и кронам деревьев, и во дворах тише и комфортнее, чем рядом с построенными в 80-х годах девятиэтажными «крейсерами».

«Есть и другой положительный эффект застройки средней этажности: жители квартир до 5−6-го этажей остаются «сопричастными“ к событиям, происходящим во дворе их дома. Обитатели квартир выше 7 этажа, как показали обследования массовой застройки, заметно реже выходят прогуляться во двор и, как правило, не воспринимают пространство придомовой территории как свое», — отметил эксперт.

Японское видение будущего

Сейчас, по словам Павла Казанцева, необходимо восстановить экологический каркас Владивостока, чтобы решить сложившиеся проблемы. Для этого в первую очередь нужно восстановить утраченные зеленые массивы на вершинах холмов и сохранить их вдоль побережья — они выступают в роли зеленого защитного пояса от сырых морских ветров. Кроме того, по мнению Казанцева, нужно провести реновацию долин городских рек, расчистить прибрежную полосу в центре города и вдоль Амурского залива и, возможно, вынести порт и судоремонтные заводы за городскую черту.

Упорядочить градостроительную деятельность и внести гармонию в архитектуру Владивостока должны новые правила землепользования и застройки, которые должны быть приняты в скором времени. Соответствующий документ подготовлен с учетом предложений японской инжиниринговой компанией Nikken Sekkei, рассказал Виталий Веркеенко.

«Увидеть Владивосток будущего нам помогли в том числе японские эксперты, разработавшие мастер-план города. Он предполагает создание полицентричного города, который даст возможность сохранить историческую часть. Несколько районов города могут вырасти в другой архитектурной концепции, что украсит город, соединив историю и современность. В нем расставлены и новые архитектурные акценты, такие как рыбный рынок в форме ската в центре города», — рассказал градоначальник.

Мастер-план японской инжиниринговой компании стал первым крупным градостроительным проектом, который на профессиональном уровне учитывает природные особенности Владивостока, отметил Павел Казанцев. Например, для долины Первой речки с северного направления, со стороны моря, предложены три пояса ветрозащиты — береговой зеленый массив, ветрозащитный фронт офисных зданий и ковровая квартальная застройка средней этажности, в которой ветер скользит по кровлям зданий, а размеры дворов достаточны для проникновения лучей низкого зимнего солнца.

«Мастер-план компании Nikken Sekkei отличает попытка не просто зафиксировать существующее положение, и выявить резервы для будущей застройки. Специалисты Nikken предложили пространственную концепцию развития города XXI века, как центра образования, разработки наукоемких технологий, города, привлекательного для массового туризма. И, в рамках концепции, последовательную перестройку его структуры в целом», — отметил эксперт.

Наталья Никулина

Новости smi2