Немой укор. Первая в РФ современная санно-бобслейная трасса уже пять лет закрыта на замок

ТАСС 15:37

Санно-бобслейный комплекс в Парамонове © Алексей Филиппов/ТАССНемой укор. Первая в РФ современная санно-бобслейная трасса уже пять лет закрыта на замокСанно-бобслейный комплекс в Парамонове © Алексей Филиппов/ТАССУникальный спортивный объект нужен для подготовки спортсменов к Олимпиаде-2022 в Пекине

Первая в России санно-бобслейная трасса с искусственным покрытием, которая была открыта в марте 2008 года в подмосковном Парамонове, накануне сочинской Олимпиады закрылась на реконструкцию, так до сих пор и не начавшуюся. В том, почему этот уникальный спортивный объект пятый год остается невостребованным и кого не устраивает наличие в России двух современных санно-бобслейных трасс, попытался разобраться корреспондент ТАСС.

Немой укор. Первая в РФ современная санно-бобслейная трасса уже пять лет закрыта на замок

Разгонная трасса© Алексей Филиппов/ТАСС

После распада страны единственная на территории бывшего СССР санно-бобслейная трасса с искусственным покрытием осталась в латвийской Сигулде. За неимением собственной трассы российским спортсменам на протяжении почти 20 лет приходилось проводить чемпионаты и Кубки страны за рубежом. Несмотря на все сложности, к середине первого десятилетия XXI века российские саночники и бобслеисты стали вновь конкурентоспособны на мировом уровне. Для закрепления и развития этих успехов России была очень нужна своя современная трасса.

«Главная заслуга в том, что в России появилась первая современная санно-бобслейная трасса, принадлежит прежнему губернатору Московской области Борису Громову, — рассказал ТАСС бывший президент Федерации санного спорта России (ФССР) Валерий Силаков, возглавлявший ФССР до июня 2010 года. — Мы также очень благодарны телевизионному комментатору Дмитрию Губерниеву, который в своих репортажах из олимпийского Турина-2006 постоянно говорил о том, что России для достижения высоких результатов нужна своя современная домашняя трасса. Мы вместе с тогдашним президентом Федерации бобслея России Валерием Лейченко накануне той Олимпиады попросили Диму постоянно обращать внимание в эфире на эту проблему. И его голос вскоре был услышан во властных структурах».

Козни и интриги

Силаков вместе с Лейченко, безвременно ушедшем из жизни спустя два месяца после окончания Игр-2006, и саночником Альбертом Демченко были главными инициаторами строительства в России искусственной санно-бобслейной трассы. «Мы с Валерой даже создали Всероссийскую ассоциацию санного спорта и бобслея для того, чтоб быстрей построить свою трассу, — заметил Силаков. — Но после смерти Лейченко российскую федерацию бобслея возглавил никогда ранее не имевший отношения к спорту коммерсант Никита Музыря, у которого очень быстро появились общие интересы с Международной федерацией бобслея и скелетона (FIBT) и ее тогдашним главой Бобом Стоури».

По словам бывшего главы ФССР, с середины прошлого десятилетия монополия на проектирование санно-бобслейных трасс принадлежала немецкому проектному бюро Удо Гургеля и канадской фирме Integrated Sport Concept ltd, одним из высокопоставленных сотрудников которой являлся сын главы FIBT Макс Стоури. «Проектирование трассы занимает не один месяц, траектория и профиль рассчитываются до миллиметров, да работа эта стоит очень больших денег», — подчеркнул Силаков. Забегая вперед, стоит отметить, что канадцы и Гургель участвовали в проектировании будущей олимпийской трассы в Сочи.

В итоге было принято решение, что проектировать санно-бобслейную трассу в Парамонове будет Институт механики МГУ под руководством Александра Остроумова (лаборатория Александра Шахназарова). «Почему решили не обращаться к услугам иностранных специалистов? Считали, что сами можем справиться с этой задачей, да и финансовый вопрос здесь также играл важную роль. Деньги шли из бюджета Московской области», — сказал собеседник ТАСС.

«Стоури-старший и Музыря нам сразу дали понять, что их трасса в Парамонове не устраивает. Почему они заняли такую непримиримую позицию? Видимо, потому, что мы не дали возможность проектировать нашу трассу сыну Роберта Стоури», — продолжил Валерий Силаков. Можно предположить, что отсутствие должного взаимодействия с бобслеистами не лучшим образом отразилось на самой трассе. Нельзя исключать того, что при ее проектировании в первую очередь думали о саночниках, а интересы бобслеистов и скелетонистов отошли на второй план.

Немой укор. Первая в РФ современная санно-бобслейная трасса уже пять лет закрыта на замок

Владимир Путин во время осмотра санно-бобслейного комплекса «Парамоново»© Валерий Шарифулин/ТАСС

Камень и сертификаты

Первый камень трассы в Парамонове был заложен в феврале 2007 года президентом Международной федерации санного спорта Йозефом Фендтом, а уже к концу того же года она была построена. Общая стоимость строительства составила $45 млн. Официальное открытие трассы состоялось 10 марта 2008 года, одним из участников этой церемонии был президент РФ Дмитрий Медведев. В декабре 2009 года санно-бобслейная трасса в Парамонове получила от Международной федерации санного спорта сертификат на проведение соревнований любого уровня на протяжении десяти лет, в марте 2010-го трасса успешно прошла гомологацию (сертификацию) Международной федерации бобслея и скелетона (для бобов-двоек и скелетона).

«Трасса в Парамонове довольно безопасная, но в ней изначально были определенные сложности в управлении бобами на некоторых виражах», — сказал тогда представитель FIBT Марко Джудичетти, сообщивший, что при гомологации были внесены некоторые коррективы. 16 февраля 2012 года в Парамонове побывал Владимир Путин, который лично прокатился в бобе вместе с пилотом Алексеем Шадеевым и получил удовольствие от спуска по трассе.

Первый блин комом?

Особенностью трассы в Парамонове стал отказ от использования привычного аммиака в качестве хладоагента. «Было принято решение замораживать не аммиак, а экологически безопасный углекислый газ, — заметил Валерий Силаков. — Неудобство такого шага заключалось в отсутствии собственных специалистов, которые качественно умели бы работать с этим непривычным хладоагентом. Да и людей, которые готовят лед на трассе, тоже нужно было сперва вырастить. Мы своих людей отправляли в Кенигзее, чтобы они перенимали знания у своих опытных немецких коллег».

Со временем работники трассы в Парамонове научились укрощать капризный углекислый газ, и наморозка льда стала проходить в нормальном режиме.

«К недостаткам трассы можно отнести не самое ровное покрытие желоба, — продолжил бывший глава ФССР. — Когда после окончания первого зимнего сезона спортсмены попробовали кататься на роликовых санях, то они очень быстро прекратили это делать. Трасса должна быть очень гладкой, а здесь нашим спортсменам пришлось спускаться как по стиральной доске».

По его мнению, виноваты в этом были строители, которые не сумели добиться идеально ровного бетонного покрытия. «Допускаю, что за их работой не было должного технического контроля. Потом трассу отшлифовали, но до идеального состояния довести все-таки не сумели», — подчеркнул Силаков.

Однако все эти недочеты не являлись серьезными препятствиями для проведения на парамоновской трассе российских и международных соревнований. С 2009 по 2012 год в Подмосковье не раз проходили этапы Кубка мира, чемпионаты и Кубки России по санному спорту, в марте 2010 года Парамоново стало местом проведения международного турнира по бобслею и скелетону «Открытый Кубок Балтики».

Немой укор. Первая в РФ современная санно-бобслейная трасса уже пять лет закрыта на замок

Дмитрий Медведев на церемонии открытия Международного санно-бобслейного комплекса «Парамоново»© Дмитрий Астахов/ТАСС

Спуски и падения

Санный спорт не относится к числу безопасных видов спорта. Так, Олимпийские игры 2010 года в канадском Ванкувере были омрачены гибелью грузинского саночника Нодари Кумариташвили, который не справился с управлением и вылетел на огромной скорости из желоба, врезавшись затем в поддерживающий защитный козырек столб. Не обошлось без происшествий и на трассе в Парамонове.

«Самую тяжелую травму получил на этой трассе наш опытный саночник Виктор Кнейб, — заметил Силаков. — Очень жаль, что так получилось. Но в этом ЧП было несколько составляющих, он думал в тот день, ехать или не ехать. В моей тренерской практике были такие случаи, когда спортсмен не хотел ехать по тем или иным причинам».

«Но и на зарубежных трассах было немало падений, некоторые из которых приводили к трагедии. Так, на итальянской трассе в Чезане спортсмены сильно травмировались, в Оберхофе спортсмены разбивались, да и в Кенигзее были несчастные случаи. Санный спорт нельзя назвать безопасным видом спорта, к любой трассе нужно прикататься. Тем более что с каждым годом скорости увеличиваются, инвентарь постоянно совершенствуется, материалы», — подчеркнул собеседник ТАСС.

Немецкое лобби 

Законодателями мировой моды в санном спорте с давних пор являются представители Германии. Спортсмены этой страны завоевали наибольшее количество медалей на международных стартах. Большинство спонсоров санных соревнований — из Германии, немецкое лобби в санном спорте очень сильно.

Наша трасса была настолько сложной и непривычной, что немцы приложили все усилия, чтобы ее закрытьВалерий Силаковбывший глава ФССР

«На своих трассах, где сделаны тысячи заездов, выступать всегда сподручней, чем на зарубежной, куда ты приезжаешь только на официальные тренировки и турниры, — отметил Силаков. — В Парамонове немного по другой траектории были проложены виражи, что очень раздражало немцев. Позднее уже на одном из наших турниров они грозились вместе с австрийцами уехать сразу после тренировочных заездов, если мы не изменим место старта. На что я ответил, что готов сам сесть за руль и отвезти их в аэропорт, после чего наши коллеги сразу успокоились».

«Наша трасса была настолько сложной, что немцы приложили все усилия, чтобы ее закрыть, — считает бывший глава ФССР. — Хотя четкого объяснения, почему трассу закрыли, у меня лично нет до сих пор. Ближе к 2014 году все переключились уже на новую трассу в Сочи, совершенно забыв про Парамоново. Хотя я до сих пор считаю, что закрытие трассы в Подмосковье нанесло большой удар по развитию санного спорта в России».

Силаков полагает, что немецкой федерации санного спорта очень не хотелось, чтобы в будущем Россия могла проводить сразу два этапа Кубка мира в сезоне, что значительно уменьшало бы шансы саночников Германии на общий успех. «Поэтому они смирились с сочинской трассой, а против парамоновской очень резко высказывались. И мы поддались этому давлению, отказавшись от «Парамоново». Хотя трасса была пригодна для использования, о чем свидетельствуют успешные гомологации», — подчеркнул собеседник ТАСС.

«Парамоново» нужно реанимировать»

«Я считаю, что трассу, которая сейчас возвышается над окрестностями немым укором, нужно реанимировать, — продолжил бывший глава ФССР. — Провести определенные косметические и технические работы, заменить хладоагент. Сейчас очень много говорят о том, что трассу нужно снести и на ее месте построить новую. Но это будет стоить очень много денег».

«Но самое главное, мы на этой трассе могли продолжать готовить наших молодых спортсменов. Неподалеку находится многомиллионная Москва, а рядом — Дмитров. Та же сочинская трасса значительно удалена от основных мест проживания людей, поэтому там нет полноценной детской спортивной школы», — отметил Силаков.

Собеседник ТАСС напомнил, что за то непродолжительное время, пока трасса в Парамонове функционировала, она дала миру ряд сильных саночников. В их числе победитель Кубка мира — 2017 Роман Репилов.

Немой укор. Первая в РФ современная санно-бобслейная трасса уже пять лет закрыта на замок

Альберт Демченко во время пресс-конференции в ТАСС© Юрий Машков/ТАСС

«За закрытием трассы в Парамонове стоял Беджамов»

«Трасса в Парамонове пять лет назад закрылась не из-за того, что саночники перестали на ней кататься, — заметил старший тренер сборной России Альберт Демченко. — Дело в том, что из-за особенностей виражей эта трасса не подходит для заездов бобов-четверок, и тогдашний президент Федерации бобслея России Георгий Беджамов решил, что ее надо полностью перестроить, под это дело трасса была закрыта». 

Стоит отметить, что «Парамоново» не является единственной в мире санно-бобслейной трассой, на которой нельзя выступать бобам-четверкам. Трасса в латвийской Сигулде также не предназначена для заездов четверок, но успешно функционирует еще с советских времен.

Сейчас нас даже не пускают на трассу, чтоб мы не ходили там и не фотографировали. Этот запрет объясняется тем, что трасса сейчас якобы находится в аварийном состоянии. Я этой весной, как партизан, тайно прокрался на нее, сделал фотографии и убедился, что трасса находится в нормальном состоянииАльберт Демченко старший тренер сборной России по санному спорту

«Пять лет назад в России не было финансовых проблем, и два с половиной миллиарда рублей, которые должны были быть потрачены на перестройку трассы, не казались тогда слишком большими деньгами, — продолжил трехкратный серебряный призер Олимпийских игр. — Федерация санного спорта России в свою очередь предлагала свой куда более дешевый проект реконструкции, при котором не нужно было сносить 80% старой трассы. По нашим замыслам, нужно было изменить конфигурацию только четырех виражей, что позволяло бы спокойно кататься бобам-четверкам».

«Но так случилось, что за проект полной реконструкции трассы (со сносом и возведением новой) уже заплачены деньги, и сейчас очень сложно идти на попятную, — заметил Демченко. — Поэтому саночники являются заложниками ситуации, а основной идеолог всех преобразований сейчас находится непонятно где (Георгий Беджамов бежал за границу и в настоящее время находится в федеральном розыске за финансовые преступления — прим. ТАСС), да и годы сейчас не такие тучные. Поэтому трасса в течение пяти лет не эксплуатируется, хотя мы постоянно просим, чтобы саночникам хотя бы с женской точки старта разрешили тренироваться».

Старший тренер национальной команды признался, что не раз был на трассе после ее закрытия. «Она сделана из высококачественного бетона, который не подвержен эрозии. Но некоторые эксперты, как я слышал, считают, что трасса разваливается. Но это абсолютно не так, за рубежом такие трассы спокойно стоят и эксплуатируются несколько десятков лет», — сказал Демченко.

«Сейчас нас даже не пускают на трассу, чтоб мы не ходили там и не фотографировали. Этот запрет объясняется тем, что трасса сейчас якобы находится в аварийном состоянии. Я этой весной, как партизан, тайно прокрался на нее, сделал фотографии и убедился, что трасса находится в нормальном состоянии. Повторюсь, в Европе трассы по 50 лет работают, а у нас меньше чем за пять лет пришла в негодность?» — задался вопросом собеседник ТАСС.

Трасса в Парамонове нужна для подготовки к Играм-2022

«Эта трасса очень нужна была нам для подготовки к Олимпийским играм 2018 года в Пхёнчхане, потому что у нее есть схожесть с южнокорейской. И сейчас трасса в Парамонове нам тоже крайне необходима, но теперь уже перед Пекином-2022. Конфигурация трассы в Пекине отчасти похожа на «Парамоново», — подчеркнул Демченко.

«Чем это все закончится, я не знаю. Если бы задуманную полную реконструкцию очень быстро претворили в жизнь, было бы хорошо. Но она же пять лет стоит неприкаянная и не используется», — сказал собеседник ТАСС.

Немой укор. Первая в РФ современная санно-бобслейная трасса уже пять лет закрыта на замок

© Игорь Кубединов/ТАСС

«Реконструкция санно-бобслейной трассы «Парамоново» для нас чрезвычайно важный вопрос, — заметила в беседе с корреспондентом ТАСС президент Федерации санного спорта России Наталия Гарт. — Мы не оставляем его без внимания с момента принятия решения о реконструкции. Конечно, обидно, что у нас в регионе есть замечательная трасса, в которую вложены большие средства и где мы выиграли в 2012 году два золота чемпионата Европы, а использовать ее для подготовки спортсменов и проведения соревнований мы не можем уже несколько лет».

По словам главы ФССР, трасса в Парамонове — это возможность более качественной подготовки сборных команд России по санному спорту. «Для того чтобы совершенствовать свое мастерство, спортсмену необходим «накат» в должном объеме на разных трассах. У мировых лидеров санного спорта, команды Германии, четыре домашние трассы плюс стартовые эстакады для тренировочного процесса. А у нас одна сочинская трасса. Для восьми регионов, развивающих санный спорт, это ничтожно мало».

«Нам приходится делить время тренировочных заездов с бобслеем и скелетоном. Кроме тренировок существует и международный календарь, под который и те и другие должны подстраиваться. В итоге трасса в Сочи всегда перегружена, к тому же не всем региональным школам по карману выезжать в Краснодарский край столько раз, сколько нужно для обеспечения полноценного процесса подготовки. Речь ведь идет не только о спортсменах сборной России, но и о подготовке резерва, как вырастить спортсмена, если лед он видит не каждый день, а два раза в году?» — подытожила Гарт.​

Альберт Стародубцев

Новости СМИ2