Колибри из пистолета и часы с Путиным: мастерская Parmigiani в Швейцарии

РИА Новости 10:36

Колибри из пистолета и часы с Путиным: мастерская Parmigiani в Швейцарии

© РИА Новости / Владимир АстапковичПерейти в фотобанкШвейцария. Архивное фото

Три поворота маленького золотого ключика — и старинный механизм приходит в движение: крышка золотой табакерки открывается, и оттуда появляется крошечная заводная птичка, которая щебечет и крутится вокруг своей оси. Старинный механизм был создан в Женеве братьями Роша более 200 лет назад, попал в мастерскую Parmigiani в плохом состоянии, но был полностью отреставрирован.

Сама мастерская уникальна. Это единственная в Швейцарии студия реставрации при часовой мануфактуре, а ее основателя Мишеля Пармиджиани приглашали работать в Музеях Московского Кремля.

200-летняя колибри

Мишель показывает корреспонденту РИА Новости карманные часы размером с небольшую луковицу из частной коллекции фонда Эдуарда и Мориса Сандоз (Sandoz Family Foundation). Они звонят каждый час, сообщая владельцу время, даже когда лежат в кармане. Для середины XIX века это было невероятное новшество. Еще интереснее циферблат: он почти полностью скрыт за серебряной панелью, только в верхней части прорезан полумесяц, где видны цифры. Видимая часть циферблата разделена на 12 секторов с делениями по 5 минут. Встроенный механизм прокручивает три шестеренки, которые по очереди показывают в прорези цифры часа. Реставрация внутреннего механизма позднее вдохновила швейцарских часовщиков создать их современный аналог в часах Toric Capitole.

«У каждого создателя старинных произведений своя уникальная техника. Нам необходимо сохранять не только сам механизм, но и материалы, из которых он сделан. И иногда мы не можем воссоздать какую-то технику, так как мастерство было утеряно, или использовать какой-то материал, потому что в наше время это запрещено из-за его токсичности», — объясняет Мишель Буро, старший реставратор мастерской часовой марки.

Вот уже 155 лет усердно бьется часовое «сердце» одного из символов Лондона – башни Английского парламента Биг Бен (официально «Башня Елизаветы»), запущенное 31 мая в 1859 году. Циферблаты Биг Бена смотрят на все четыре стороны света, а в основании каждого из них располагается надпись на латинском «Боже, храни нашу королеву Викторию I». Погрешность часов составляет не больше двух секунд. Накануне юбилейной даты запуска часового механизма всемирно известного Биг Бена сайт «РИА Недвижимость» решил вспомнить о самых уникальных и необычных башнях с часами в мире.

По его словам, документов на эти часы не осталось, однако реставраторы предполагают, что они были сделаны на мануфактуре братьев Перран около 200 лет назад. Отсутствие точной документации на коллекционные предметы очень часто усложняет работу, так как мастерам приходится самим выискивать материалы, которые могут понадобиться для реставрации.

«Основная проблема заключается в том, что мы работаем без необходимых материалов, без документов, которые расскажут про историю вещи. И до того, как начнется реставрационная работа нам нужно провести свои изыскания, многое изучить, чтобы понять, как все работает. И только после того, как мы поймем, как предмет был сделан, когда мы решим, что мы можем сделать и как, начинается реставрация», — рассказывает он.

При этом мастерам необходимо максимально сохранить первозданный вид механизма – цвет украшений, отдельных частей, материал, из которого они сделаны, особую полировку или огранку. Для помощи в воссоздании и изучении работы самых деликатных деталей создают увеличенные модели из пластика.

Так, к примеру, поступили с крошечной птичкой из табакерки. Ее размер – не больше канцелярской скрепки. При этом она вся покрыта разноцветными перышками и у нее есть костяной клюв, который раскрывается под звуки встроенного механизма. Птичка щебечет мелодию, крутится и наклоняет голову, создавая ощущение, что перед вами живое существо. В саму табакерку встроены два небольших барабанных диска с молоточками, как из шарманки, и крошечные мехи, которые раздуваются и приводят в действие все устройство.

Чтобы лучше понять, как работает этот механизм, реставраторы воссоздали копию птицы из прозрачного пластика. Получилась сборная модель размером с настольные часы, на которой можно спокойно изучить движение всех частей сложной машины. Такая же технология сегодня используется и на основном часовом производстве марки Parmigiani, для того чтобы проверить, как будет работать любой новый механизм наручных часов.

На вопрос, что было сложнее всего отреставрировать, Буро ответил: «Я бы сказал, что это пистоль. Это такой же автоматон, заводной механизм, как и табакерка. Он сейчас находится в музее Патек Филипп в Женеве». При этом он показывает видео, на котором сам владелец марки Мишель Пармиджиани демонстрирует старинный пистолет.

С виду он действительно похож на оружие, искусно инкрустированное жемчугом и бриллиантами, с тончайшей гравировкой и резной костью. Однако когда нажимаешь на спусковой крючок, в действие приводится встроенный механизм, и из дула выскакивает крошечная щебечущая колибри, которая вертится и машет крылышками. Пистоль, так же как и табакерка с птичкой, был создан братьями Роша примерно в 1815 году. Его реставрация заняла год, так как внутреннее устройство было сильно повреждено, и мастерам пришлось восстанавливать каждую крошечную деталь, включая перья птицы.

Обретенные знания о строении уникального произведения искусства реставраторы решили закрепить на практике. Так появился прототип нового автоматона в виде небольшой серебряной кувшинки на подставке. Маленький ключик приводит в действие заводной механизм, цветок раскрывается, и из него появляется крошечная птичка, которая, как и в старинных аналогах, одновременно открывает клюв, крутится, щебечет и машет крыльями. Эта колибри пока не получила своих перьев, но ее клюв сделан из костяных фишек для казино, которым 200 лет.

«Только в самой птичке свыше 60 деталей. Чтобы ее собрать, мне понадобился месяц. Это микромеханизм, не такой, как в наручных часах, которые нас учат собирать. Тут необходимо проявить творческий подход. Нужно протестировать, чтобы все работало. Поэтому эту работу нельзя сравнивать с созданием механизма для часов», — поясняет все сложности еще один реставратор Мишель Вьено.

Прототип потом будет доработан и появится среди уникальных произведений часовой мануфактуры, на создание которых мастеров вдохновили старинные устройства.

Религия и мировоззрение

Музеи Кремля и часы Путина

Реставрационные работы являются одним из главных направлений мануфактуры. Ее основатель Мишель Пармиджиани, швейцарский часовщик итальянского происхождения, известен как виртуозный реставратор старинных карманных и интерьерных часов. Сейчас у него в команде по реставрации находится пять человек. Они работают над восстановлением различных произведений искусства из частных коллекций. Причем большая часть заказов приходит из России.

Одна из последних работ, которую провел сам Мишель Пармиджиани – реставрация в 2008 году ювелирного яйца «Павлин», одного из 52 императорских пасхальных яиц, изготовленных фирмой Карла Фаберже. В мастерской восстанавливали и «Яйцо-часы Юсуповых», также созданные у Фаберже. Оба произведения искусства сегодня принадлежат Sandoz Family Foundation.

По словам Пармиджиани, в середине 2000-х годов его и его команду даже приглашали для сотрудничества Музеи Московского Кремля.

«Да, мы приезжали в музеи Кремля для обсуждения возможных реставраций. Но там поменялось руководство, и продолжения не последовало. Хотя там есть очень много интересных вещей. Но есть еще один музей, который достоин посещения с точки зрения возможности для реставрации, это Эрмитаж», — рассказывает он.

Но общением с музеями взаимодействие мастера с Россией не ограничивается. Так, в начале 2000-х годов он выполнил особый заказ, создав часы, на обратной стороне циферблата которых эмалью выполнен портрет президента РФ Владимира Путина.

«Это часы из серии Kalpa Grande. Мы сделали сзади двойную крышку, на которую нанесли эмалью миниатюру Путина, который держит на плече свой пиджак. У него очень расслабленный вид. Я не знаю, был ли этого подарок для него или его личный заказ, потому что мы работали через посредника. Но это был единственный экземпляр», — говорит Пармиджиани.

Работа с портретами очень сложная и тонкая, объясняет он. Приходится очень тщательно выверять каждую деталь, чтобы заказчику понравилось. К примеру, мануфактура создавала часы для клиента из Южной Америки с портретом его жены. На фото она была одета в национальный костюм, с большим количеством украшений, что заставило мастеров потрудиться над миниатюрой. Еще одни часы были сделаны с портретом султана Омана по его собственному заказу.

Для русских клиентов позднее создавались часы с религиозными сюжетами. Причем молитвы на кириллице было выполнять тяжелее всего, так как гравировку приходилось делать очень маленьким шрифтом.

«В свое время мы делали для российского рынка очень много особых вещей. Но после кризиса в 2008 году ситуация пошла на спад. Я несколько раз для разных клиентов делал часы, с обратной стороны которых с разных ракурсов изображены купола Собора Василия Блаженного. Мы делали также изображение Кремля и часы с портретом святого Николая Чудотворца, покровителя путешественников», — отмечает Пармиджиани.

Стоимость таких часов зависит от их механизма и сложности ювелирных работ и может доходить до 600-800 тысяч франков. Однако больше всего мастера все же привлекают задачи по реставрации.

«Можно сказать, что через мои руки прошло 500 лет истории часового искусства. Я научился видеть гармонию, техническое совершенство и красоту того, что скрыто. Потому что даже если вы этого не видите, это все равно должно быть красиво. Это было философией той эпохи. Реставрация – это скорее археологические изыскания, и только затем починка. Мы сохраняем исходный объект и его особенности, и это совершенно особая профессия», — поясняет Мишель.

Именно поэтому Пармиджиани до сих пор не оставляет надежды, что когда-нибудь его вновь пригласят в Москву и он, наконец, сможет поработать с часами из сокровищниц Кремля, обменяться опытом и поделиться накопленными знаниями со своими российскими коллегами.

Новости СМИ2