Как путь на Полярный Урал привел художника в Книгу рекордов России

ТАСС 12:05

Как путь на Полярный Урал привел художника в Книгу рекордов России

Александр Сайков

В России зарегистрирован новый рекорд: самой большой акварелью, написанной с натуры, эксперты Книги рекордов России признали работу «Снежные вершины» петербургского художника, председателя правления Санкт-Петербургского Союза художников Александра Сайкова. Работа достигает 2 метров 68 сантиметров в ширину и 98 сантиметров в высоту. Ее автор рассказал ТАСС, что привело его на Полярный Урал, где написана работа, как арктические пленэры помогли вернуться в профессию и как Арктика заряжает человека энергией и здоровьем. 

«Арктика вернула меня в профессию»

Художник и архитектор Александр Сайков после того, как был приглашен на должность директора Выставочного центра Санкт-Петербургского Союза художников в 1992 году, стал заместителем председателя, а в 2017 году возглавил Санкт-Петербургский Союз художников и так погрузился в организаторскую работу, что в течение десяти лет не брал в руки кисти и не проектировал. «Думал, так и останусь чиновником от искусства, но неожиданно получил настойчивое приглашение товарища — петербургского художника Николая Сюльгина, на арктический пленэр. Съездил один раз в Арктику, увидел необычайное буйство красок тундры при переходе из лета в зиму, бездонное небо, совсем не такое, как в городе, и заболел ею навсегда», — говорит художник. Затем он стал ездить на арктические пленэры каждый год, в отпуск: «Арктика завораживает. Не могу дождаться, когда поеду. Возвращаюсь, жена говорит: «Как с курорта: румянец, глаза горят». Заряда бодрости хватает на весь год», — говорит художник.

По его наблюдениям, эти поездки меняют сознание — ставят вопросы о том, для чего человек живет на Земле.

С четвертой попытки

В тех местах, где написаны «Снежные вершины», нет дорог. Поэтому добраться до северных вершин Уральских гор художнику и его товарищам удалось лишь с четвертого раза, на специально оборудованном вездеходе: «Снежные вершины» написаны в августе 2015 года. Это была четвертая попытка попасть на Полярный Урал. Первый раз не смогли доехать, машина сломалась, второй раз с погодой не повезло. В течение нескольких лет пытались попасть в это место».

Август в Арктике суров, дождь и снег могут идти одновременно, а погода меняется мгновенно. А тут еще и постоянный резкий ветер в ущелье Конгор. Александр Сайков начал писать рано утром и не отрываясь провел за работой шесть-восемь часов, пока «Снежные вершины» не были завершены. Кое-где акварель разбавили капли дождя, в другом месте — снежинки. Работа побывала на выставке в Манеже и в Русском географическом обществе, в процессе обсуждения — целый ряд выставочных проектов. Да и на Книгу рекордов Гиннесса автор смотрит с интересом. «Могу попробовать и туда подать заявку, явно конкуренции не будет», — улыбается он.

Соавторство с тундрой

В тот раз на Полярном Урале было создано несколько работ. «Посмотрите, вот эти светлые крапинки на красочном слое оставил дождь», — указывает Александр Сайков на одну из двух самых больших панорамных акварелей, написанных на рулонной бумаге и занимающих по полстены. Еще одну столь же масштабную акварель 1х3,5 метра, по словам художника, и вовсе «закончила тундра».

«Когда я работал, пошел дождь. Сначала небольшой, потом сильнее. Пришлось просто бросить акварель лицевой стороной вниз на траву, прикрыв сверху пленкой. Дождь продолжался всю ночь. Я думал, всю краску смоет. Наутро открываю, а там такая красота, все стало так живо: растения отпечатались, комары, букашки. Исправлять не стал», — говорит художник, отмечая, что эта работа, созданная в соавторстве с природой, всем особенно нравится. Сейчас она на выставке в Китае.

Войти в пейзаж

Художник рассказал, как пришел к большому формату, совсем не характерному для акварельной техники. «Я начинал на небольших форматах, привычных, удобных, помещающихся в папочке. Но так хотелось вместить в работу все, что я вижу вокруг», — говорит Александр Сайков. Постепенно даже самые большие российские и европейские форматы бумаги перестали его устраивать, и художник начал писать на рулонной акварельной бумаге.

И кисти потребовались нестандартные — предназначенные для масляной живописи, он даже использует обычные малярные кисти и те, что применяют для покрытия пола лаком, но только из натуральной щетины. «Для неба использую только акварельные кисти, они позволяют достичь прозрачности», — говорит он, отмечая, что отодвинул в сторону все возможные каноны. В ход пошел даже мастихин — металлическая лопаточка, предназначенная для нанесения густой краски на холст при работе масляными красками. Им Александр Сайков создает фактуру камня на первом плане. 

Гиперборейский воин

Однажды на архипелаге Кузова чуткий глаз художника зацепил каменную глыбу, похожую на ту, что доводилось видеть по телевизору в передаче о Гиперборее. Там рассказывалась легенда о том, что если разжечь в нише скалы костер, то она приобретет очертания головы одноглазого воина-гиганта. Александр Сайков с товарищами попробовали. «Огонь создал игру света и тени, точно как по телевизору, «вылепив» голову воина. На нас смотрел одноглазый гигант, точно как показывали в передаче», — говорит Александр Сайков, указывая то на работу, которую создавал в тот момент (это вторая огромная акварель с лесистым берегом и островами-кузовами), то на фотографии, где показан процесс ее создания.

Риск ради красоты

В другой раз, работая вблизи горы Рай-Из на Полярном Урале, Сайков с товарищем решили подойти разглядеть поближе водопад. Потом еще поближе, еще — и так незаметно для себя взобрались на самую вершину горы, причем последние 15–20 метров карабкались по почти отвесному склону, по сырым опасным камням, даже наткнулись на несколько крестиков, где кто-то погиб. «На вершине мы были поражены открывшейся красотой. Около получаса любовались: нашему взору открылись два почти круглых котлована, которые говорили о вулканическом происхождении горы. Оттуда и вытекал водопад. Было ощущение, что становишься птицей — все под тобой: реки, леса», — вспоминает художник.

Как по команде зарядные устройства фотоаппаратов сели, фотографировали на мобильники, которые в отсутствие сети только на это и годились. А когда пришло время спускаться, стала очевидна безрассудность идеи с подъемом. Спуск всегда сложнее и опаснее подъема, да еще без страховок и специального снаряжения. «Камни дышат, и в любой момент выскочивший из-под ноги камень может убить впередиидущего. Впервые в жизни мне было по-настоящему страшно, я сказал: «Я боюсь спускаться, лучше останусь здесь». Помогло лишь то, что мы пометили колышками маршрут при подъеме, и, несмотря на риск, все обошлось, добрались до подножия горы в целости и сохранности», — рассказал художник. 

У тундры для пленэра всего две-три недели

С конца августа до середины сентября, при переходе из лета в зиму, меняется колорит тундры. «Она приобретает потрясающее разнообразие цвета, буйство красок: бордовые, лиловые, оранжевые, лимонные, абсолютно необычные цвета», — говорит Александр Сайков, отмечая, что сначала и ему, и другим художникам, с которыми он впервые выехал на арктический пленэр, было очень трудно приспособиться к их передаче. В этот же период гораздо меньше комаров и мошки, что облегчает работу на открытом воздухе. Но этот период короткий, с середины сентября в тундре уже идет снег.

Большой удачей для художников становится возможность объединиться в экспедиции с геологами, так как у них отлично налажен быт — воинские палатки, печки, холодильники. «В качестве холодильников геологи используют ямы в вечной мерзлоте, а другого и не надо, продукты охлаждаются отлично», — рассказывает собеседник агентства. К тому же у геологов вездеходы — они могут утром, отправляясь на буровые работы, оставить художников в красивом месте, а вечером, на обратном пути, забрать.

Тундра — место безлюдное, помощи просить не у кого. А те, кого встречаешь, неохотно идут на контакт, там принято строго соблюдать границы своей территории.

С подачи петербургского художника Николая Сюльгина, помора, для которого Арктика — родной дом, на арктическом пленэре с начала 2000-х годов побывал не только Александр Сайков, но и еще около 200 художников из Петербурга и других регионов страны. Каждый год в петербургском Союзе художников устраивают отчетную выставку «Русский Север», а для организации полярных пленэров даже создали культурно-просветительский центр «Русский Север, XХ–ХХI век».

Желающих поехать могло бы быть еще больше, но поездка в Арктику сложная, опасная и дорогая. Все необходимое оборудование и материалы для работы (а в случае с Александром Сайковым стол нужен трехметровый), а также палатки, продовольствие нужно брать с собой. «Тундра — место безлюдное, помощи просить не у кого. А те, кого встречаешь, неохотно идут на контакт, там принято строго соблюдать границы своей территории», — заметил художник, демонстрируя свое походное снаряжение — палатку, сапоги, стол и кисти.

Новости СМИ2