Большая книга героических судеб

Большая книга героических судеб

В этом зале оперировал Лука Воёно-Ясенецкий, когда в годы войны работал консультантом 150 Тамбовских эвакогоспиталей

Полковник Игорь Николаев, создатель музея, на военного на первый взгляд не очень и похож: говорит мягко, тихо и очень любит стихи. «Наш музей — это история в лицах. Собираем не документы — судьбы, и их у нас не одна сотня», — говорит он.

Экспонаты для музея, ставшего лучшим, полковник в отставке Игорь Николаев собирал 35 лет. Начиналось все с музея в Тамбовском высшем военном авиационном инженерном училище радиоэлектроники, где Николаев был замполитом.

За музей пришлось бороться

Создавая музей в училище, Николаев задумывал его как музей русского офицера. Уже в первые годы он собрал экспонаты и информацию о 7 тыс. офицеров дореволюционной России, композиторов, художников, путешественников. А после увольнения в запас остался работать в музее и еще 20 лет пополнял его коллекцию. И она получилась такой, что на экскурсии уже в первые годы существования музея приезжали около 60 тыс. человек в год, в числе посетителей были и космонавты, и известные летчики.

Такая коллекция получилась благодаря настойчивости Николаева. «Музейщик должен быть попрошайкой, — улыбается полковник. — Десятки раз встречался с легендарным маршалом авиации Иваном Кожедубом, который сбил 62 самолета, в том числе один из первых реактивных немецких самолетов. Как-то решил попросить у него китель для музея, но шесть раз он отмахивался, мол, некогда, потом. А на седьмой раз услышал просьбу, вздохнул — эх, не отстанет ведь! — махнул рукой, сбросил китель с плеч и тут же подарил».

Почти 10 лет назад военное училище расформировали, и Николаеву пришлось проводить целую операцию по спасению своего музея, хотя сотрудники Центрального музея Вооруженных сил Российской Федерации уже готовились забрать всю коллекцию в Москву. Однако почетный гражданин Тамбова Игорь Николаев сделал все, чтобы добытые им с таким трудом экспонаты стали частью Тамбовского краеведческого музея.

«Мы, к сожалению, очень много потеряли: на Тамбовщине в разное время было 15 военных училищ, до сих пор в Тамбове обозначают районы — Летка, Пехотка, Связь, Химзащита. Ни одного училища уже нет, а названия остались. И в каждом был свой музей, который с ликвидацией училища уничтожался», — говорит директор областного краеведческого музея Андрей Чиликин.

Путь по звездам

Николаев уверен: история — это большая книга необыкновенных, героических судеб. Сотни бюстов, фотографий, личных вещей — Николаев может часами рассказывать о Феликсе Дзержинском, с супругой которого встречался, когда узнавал историю училища; о том, как бывал в семье летчика Валерия Чкалова; как разговаривал с матерью Зои Космодемьянской в селе Осино-Гай. Как в одном из залов музея, расположенного в здании постройки 1900 года, памятнике федерального значения «Дом купца Шоршорова», в годы войны оперировал великий хирург Валентин Войно-Ясенецкий, он же — архиепископ Лука.

«В нашем училище уже в должности замглавкома ВВС по вузам бывал Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Григорий Дольников, который был прототипом Андрея Соколова в рассказе Шолохова «Судьба человека». Мы делали презентацию книги Дольникова «Летит стальная эскадрилья», и нам под запись зачитал фрагмент диктор Юрий Левитан. Левитан мне сказал, что часто вел о Дольникове передачи, но не имел чести быть с ним знакомым, и я их познакомил», — вспоминает Николаев.

В музее Николаев рассказывает гостям, как самолет Дольникова сбили и готовили летчика к отправке в плен.

«На допросе Дольникову щипцами рвали ногти, а чтобы развлечься, фашисты протянули ему стакан водки. Потом он вспоминал, что хотел заглушить дикую боль, выпил залпом один стакан, потом второй, отказался взять хлеб. После его вернули в овраг, а поздно вечером он услышал шорох у правого сапога — девочка дала ему кусачки и предупредила о приходе партизан. Дольников ночью бежал. А через много лет он случайно встретил ту женщину, которая ему принесла когда-то кусачки», — говорит Николаев.

В музее есть и бюст дважды Героя Советского Союза генерал-полковника Виталия Попкова, который в кинофильме «В бой идут одни старики» показан в образе командира поющей эскадрильи Титаренко по прозвищу Маэстро.

«Попков блестяще воевал, в бою его самолет был подстрелен, он выпрыгнул, а парашют не раскрылся — чудом выжил, потому что попал в болото. Наутро он снова был в бою. Это к нему в эскадрилью приехал Леонид Утесов и, увидев, как летчики после боя репетировали, был настолько растроган, что подарил полку два самолета с надписью: «Веселые ребята». Попков рассказывал, что и образ Кузнечика с него тоже списан, потому что командир упорно не хотел его отпускать в полет, полагая, что он «зеленый». Пришлось Попкову сбить немецкий самолет над своим полем, причем взяв его на таран, в чем не было необходимости. Он уже готовился проколоть в гимнастерке дырку под орден, но командир полка отправил его на гауптвахту за лихачество, и пришлось ему на кухне долго чистить картошку», — смеется директор.

Простое чувство Родины

В музее бывал дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Василий Петров. «Он артиллерист, в 21 год ему оторвало обе руки. Не хотел жить, но в госпиталь приехали сослуживцы и сказали: ждем, возвращайся. Петров продиктовал письмо Сталину, получил разрешение вернуться в часть, стал командиром, был отмечен второй звездой Героя Советского Союза, а после войны окончил Львовский университет, защитит диссертацию кандидата военных наук и стал автором книги «Прошлое с нами». Мы ходили с Петровым по музею нашего училища, и он задавал много вопросов. Я удивился его большому интересу к истории, а он ответил: «Историю, как и жизнь, не любить нельзя. Прошлое всегда с нами», — рассказывает Николаев.

Николаев и создал музей, чтобы прошлое — и трагическое, и величественное, и героическое — было с нами.

«Мы должны знать историю, «она не терпит суесловия, трудна ее народная стезя, ее страницы, залитые кровью, нельзя любить бездумною любовью, и не любить без памяти нельзя». Больше всего я рад, когда к нам приходят семьями — мама и папа с детьми, бабушка или дедушка с внуками. Я представляю, как они возвращаются из музея домой, садятся за стол обедать и вспоминают, что слышали и видели в наших залах и начинают разговор. Это очень важно — простое чувство Родины».

Война и искусство

На стене в кабинете Игоря Николаева портреты не только маршала Жукова, но и поэта Гавриила Державина. «Мне как-то запало в душу, что он первым в русской поэзии сказал: «А слава тех не умирает, кто за Отечество умрет», — объясняет Николаев. — Мы за десять лет открыли в Тамбовской области 110 мемориалов — поименно поминаем всех, кто не вернулся с войны. В деревнях, селах, городах на черных плитах монументов высекли уже более 150 тыс. имен погибших. Еще открыли более 250 мемориальных досок Героям Советского Союза. Дороги побед мостили все — за годы Великой Отечественной войны под ружьем стояли 34,5 млн военных, но надо отдать должное в первую очередь солдатам. В годы войны на Тамбовщине призвали около 450 тыс. человек, из них более 230 тыс. погибли», — рассказывает Николаев.

На его рабочем столе — бюст Моцарта. «Ныне здравствующий генерал армии Николай Панков, замминистра обороны, однажды побывал у нас, и ему очень понравилась наша структура, — вспоминает директор. — Так как мы готовили офицеров, мне было очень важно взять из истории русского офицерского корпуса все то, что может облагородить души и сердца наших курсантов. И мы, помимо залов истории боевой славы училища, победной галереи воинской славы, создали музыкальный салон. Казалось бы, с какой стати? А еще Герцен утверждал: «Традиции — это память, память — воздух культуры, культура — душа русского офицера». Русские офицеры были и остаются носителями лучших традиций отечественной культуры. Помните, что сказал Суворов? «Музыка удваивает, утраивает силы воинства. Распущенными знаменами, крестом священника и громогласной музыкой я взял Измаил».

Космический масштаб

Музейно-выставочный центр сейчас посещают более 114 тыс. человек в год. Для Тамбова с населением 300 тыс. — фантастическое число. В будущем Николаев мечтает создать еще и зал военно-космической славы Тамбовской области.

«Тамбов — богатейший регион по героям-авиаторам, только наше летное училище дало 250 Героев Советского Союза, а инженерное училище — около 300 ученых, докторов наук, заслуженных деятелей науки, лауреатов в области авиационной и космической науки и техники. На Тамбовщине выросли девять космонавтов, здесь находится единственный в стране космический арсенал, ракеты хранятся в огромных ангарах в лесах в 40 км от Тамбова. Мы уже попросили командующего Воздушно-космических войск передать нам часть ракет и получили добро», — говорит он.

В музее есть и космический скафандр Льва Демина, и иллюминатор ракеты, и образцы космического питания, которое, кстати, разрабатывается учеными Тамбовской области. «Демин видел из космоса песчаную бурю на дне Красного моря, Джанибеков — клинопись на Фолклендских островах, а Коваленок — косяк рыбы в Мировом океане. Это очень редкое явление, когда слои атмосферы располагаются так, что образуют мощную линзу», — удивляется Николаев.

Николаев мечтает и о двух залах Георгиевской славы России — все об ордене Святого Георгия и его кавалерах. «Это то, что необыкновенно облагораживает души пониманием своего предназначения», — считает он.

А еще полковник Николаев собирается переиздавать энциклопедию Тамбовской области, для чего создана научная редакция. «Например, 20 лет назад в энциклопедию не вошел Герой Советского Союза летчик-испытатель Василий Колошенко, который установил 15 мировых рекордов на вертолете на Северном и Южном полюсах — по скорости, высоте, подъеме грузов. А узнали о нем случайно: женщина на мероприятии в музее услышала его фамилию и вспомнила, что Колошенко жил в Тамбове; мы нашли его дом, установили мемориальную доску. Потом к нам приехала его дочь и подарила музею полярную форму отца».

Источник: ТАСС

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости партнеров