Стая Дельфины: роль женщины в мире «жесткого люкса»


                        Стая Дельфины: роль женщины в мире «жесткого люкса»

В сегменте тяжелого люкса сегодня правит матриархат — во всяком случае, в его цитадели, конгломерате Louis Vuitton Moët Hennessy все видные места достаются женщинам.

Модная история клана Арно началась в 1984-м: 35-летний Бернар Арно только-только поднатаскался в слияниях и поглощениях в Америке, продал семейный строительный бизнес и вложил вырученные средства в недавно обанкротившийся текстильный конгломерат Boussac, который среди прочего владел и домом моды Christian Dior. Первая жена Арно Анна Деваврен была кузиной бывших владельцев компании, и, воспользовавшись этим обстоятельством, он начал «по-родственному» скупать сохранившиеся у тех акции. Затем убедил французское правительство продать ему оставшийся пакет, клятвенно заверяя при этом, что будет добиваться возрождения Boussac.

Довольно скоро он и сам подпал под очарование мира моды и загорелся идеей создать компанию, которая бы стала мировым лидером по производству и продаже предметов роскоши. Понимая, что реализовать столь амбициозный проект «с нуля» нереально, Арно с 1988 года начал скупать акции недавно образованной компании Louis Vuitton Moët Hennessy (LVMH). В 1989 году 40-летний конфессионер с помощью банковского кредита скупил акции LVMH на $1,8 млрд и стал обладателем 24-процентного пакета. На следующий год, сконцентрировав у себя 43% акций, он осуществил переворот в компании — уволил всех ее топ-менеджеров и взял управление в свои руки.

Сейчас Бернару Арно принадлежат дома моды Dior, Givenchy, Céline, Kenzo, сеть магазинов Bon Marche и знаменитый виноградник с четырехвековой историей. Арно владеет маркой Guerlain и сетью известных парфюмерных бутиков Sephora. Он же — обладатель и знаменитых алкогольных марок, производящих коньяк и шампанское. Второй ребенок от первого брака, сын Антуан, чуть менее активен в семейном бизнесе (управляет Berluti), но весьма активен в роли светского льва и отца семейства — вместе с Натальей Водяновой они воспитывают сыновей Макса и Романа. Также в клане Арно подрастает пополнение — трое сыновей Бернара Арно от его второй жены, канадской пианистки Элен Мерсье.

Дельфину Арно, старшую дочь владельца самой могущественной модной империи Louis Vuitton Moët Hennessy Бернара Арно, не зря называют «волчицей в кашемировом пальто». Железной рукой антикризисный менеджер с эльфийской внешностью вершит фэшн-историю: вверяет талантливым новичкам марки со 100-летней историей, женит творчество и бухгалтерию и борется с ветряными мельницами стагнирующего рынка роскоши — и, надо сказать, более чем успешно. По мнению экспертов, Бернар Арно уже запустил механизм передачи своей империи — за 17 лет в индустрии Дельфина Арно стала одним из самых влиятельных менеджеров мира моды и люкса.


                        Стая Дельфины: роль женщины в мире «жесткого люкса»

Дельфина Арно и Бернар Арно

Одна из самых состоятельных женщин Франции начала свою карьеру в консалтинговой компании McKinsey & Co. в Париже сразу после окончания бизнес-школы EDHEC в Лилле и Лондонской школы экономики и политических наук. В 2000 году 23-летняя Дельфина была назначена директором по развитию марки John Galliano, а уже всего через год она присоединилась к дому Dior в качестве коммерческого директора и в 2008 году была назначена заместителем управляющего директора, став правой рукой Сидни Толедано. Фактически встав у руля Dior, она не только привела марку к одному из самых успешных ее периодов, но и сыграла важную роль в управлении ростом подразделения аксессуаров и изделий из кожи и настояла на назначении Рафа Симонса в качестве креативного директора после срыва Джона Гальяно в 2011-м. Параллельно, с 2003 года Дельфина получила место в совете директоров группы LVMH, став одновременно и самой молодой сотрудницей на данной должности, и вообще первой женщиной в директорском кресле LVMH. Кто-то скажет — все ясно, папина дочка, но профессионалы качают головами — нет, все сама, много работает, есть чутье и подход к людям, поэтому и зарекомендовала себя одним из самых эффективных менеджеров мира моды сегодня. Сидни Толедано вспоминает: «Иногда мне приходилось просто выталкивать ее из офиса, как, например, тогда, когда она строчила мне письма за два дня до рождения дочери».

В 2013-м Дельфина ушла из самого желанного бренда своего отца в… самый прибыльный — заняла пост исполнительного вице-президента Louis Vuitton и стала отвечать за позиционирование марки на рынке роскоши после замедления роста в начале 2010-х. Этот командный пункт дал ей широкое поле для галантерейной деятельности: Дельфина отвечает за выпуск товаров из кожи, гамма которых расширяется день ото дня. Ее творческий тандем с Майклом Берком похож на сотрудничество с руководителем в предыдущей компании, она — своеобразный мост между творческим и деловым лагерем. Она работает с дизайнерами над продуктами с точки зрения бизнеса, определяет ценообразование и прибыль, а также мерчандайзинг — словом все, что отделяет идею дизайнера от торгового зала.

Несмотря на кажущуюся простоту ее функций, задача, которую поставили перед дочерью Бернара Арно, весьма непроста. Ей предстоит поднять имя и без того популярной корпорации на новый уровень. Одним из успешных ходов в этой стратегии было назначение Николя Гескьера креативным директором Louis Vuitton после того, как Марк Джейкобс подал в отставку — лоббировала его именно Дельфина. Ее разведка новых талантов идет дальше: Дельфина Арно сыграла важную роль в найме дизайнера департамента кожаных изделий Louis Vuitton Даррена Спациани, приобретении большинства акций марки британского обувного гуру Николаса Кирквуда и небольших инвестиций в итальянского дизайнера Марко де Винченцо, а также, побольше — в Джонатана Уильяма Андерсона, которому вручили бразды правления в Loewe.


                        Стая Дельфины: роль женщины в мире «жесткого люкса»

Недавно LVMH приветствовал еще один бренд в своем списке инвестиций. Роскошный конгломерат, который опекает Louis Vuitton, Givenchy, Céline, Marc Jacobs, Kenzo и другие модные марки, приобрел миноритарную долю в парижском ювелирном бренде Repossi — опять же, спасибо Дельфине. Стратегический сдвиг LVMH продолжается в основном благодаря именно ей. Из холодного огромного люксового монстра он превращается в доброжелательного и дружелюбного гиганта, готового поддержать, накормить инвестициями и обогреть советами мегапрофессионалов рынка классные молодые марки. В 2014 году Дельфина Арно почти единолично основала премию для молодых дизайнеров LVMH Prize, направленную на развитие талантливых новичков — и поддержкой в виде солидного кэш-флоу, и дельным советом эксперта — будь то в области собственно дизайна (а в жюри конкурса сплошь главные имена с модной аллеи славы), будь то в сфере оптимизации логистики и бухгалтерии. Кузница кадров работает без сбоев — наряды финалистов прошлых лет Симона Порта Жакмюса и дуэта Marcus Almeida разлетаются в мировых концептуальных бутиках на ура.

Вне офиса Дельфина — страстная поклонница современного искусства, проводит много времени в музеях Гуггенхайма, MoMA в Нью-Йорке или LACMA и Музее Гетти в Лос-Анджелесе. Как утверждают близкие, когда ей нужно расслабиться, она выбирает развлечения простых смертных — новый фильм или уютный сериал для домашнего просмотра, из спорта предпочитает теннис и плавание. 
Источник: РБК Стиль

 

Выбор читателей:

Новости СМИ2

Загрузка...

Популярное

   

Новости СМИ2