«Ради трех лет не стоило и затеваться»

Газета.Ru 16:51

«Ради трех лет не стоило и затеваться»

Работа со стеклом – хрупкая, но необходимая часть экспериментов по исследованию старения

Профессор Медицинской школы Гарвардского университета Вадим Гладышев получил в 2017 году грант Правительства РФ («мегагрант») на создание лаборатории системной биологии старения в Научно-исследовательском институте физико-химической биологии имени А.Н. Белозерского, который входит в состав МГУ имени М.В. Ломоносова. Гладышев утверждает, что сейчас впервые появилась возможность системно изучать проблему старения, в том числе на уровне фундаментального биологического процесса – биосинтеза белка.

Как изучают старость

Лаборатория изучает механизмы старения и контроля продолжительности жизни. Одним из объектов пристального внимания здесь является синтез белков в живой клетке. Этот процесс забирает у клетки больше всего энергии, от него зависят важные функции организма и поэтому его изменения сильно влияют на многие процессы, в том числе и на старение. Ученые исследуют набор белков, который синтезируется в клетках животных, и то, как этот набор зависит от их возраста.

«Ради трех лет не стоило и затеваться»

Профессор Вадим Гладышев – руководитель мегагранта // Евгения Фролова, кафедра фотожурналистики и технологий СМИ факультета журналистики МГУ

Исследования проводятся в основном на мышах, но также и на клеточных культурах и дрожжах. Ученые одномоментно оценивают уровень синтеза тысяч различных белков. Это возможно благодаря современным методикам и оборудованию, которое позволяет проводить быстрое секвенирование и определять экспрессию генов. Таким образом можно точно установить, какие гены работают в данный момент и какие именно белки синтезируются.

Несмотря на то, что процесс старения ученые исследуют давно, в нем остается очень много непонятного, отмечает Вадим Гладышев. «Нет ясности даже в том вопросе, когда именно у людей начинается старение. Одни ученые считают, что человек стареет с момента зачатия, другие считают границей достижение половозрелого возраста, третьи связывают начало старения с десятилетним возрастом, когда смертность у людей минимальна», – комментирует ученый.

«Ради трех лет не стоило и затеваться»

Вадим Гладышев и его команда // Евгения Фролова, кафедра фотожурналистики и технологий СМИ факультета журналистики МГУ

По словам Сергея Дмитриева, эксперта в области биосинтеза белка и второго участника проекта, изменения в общей картине синтезируемых белков у животных происходят постепенно, никакого качественного скачка в ходе старения не наблюдается. «Наши эксперименты, – говорит Дмитриев, – дают нам много новой и неизвестной информации, которую надо анализировать. Информация эта порой бывает неожиданной и интересной, фактически идет постоянный поток маленьких открытий. Так, в ходе экспериментов мы обнаруживаем новые закодированные белки, о существовании которых прежде никто не подозревал. Мы находим их в той части генома, которая, как считалось раньше, к синтезу белков отношения не имеет».

Когда закончатся деньги

В жизни каждой «мегагрантовой» лаборатории наступает момент, когда трехлетний срок финансирования заканчивается. По некоторым оценкам, примерно половина российских «мегагрантовых» лабораторий не выдерживает потери финансирования, и они прекращают свое существование. Но другая половина все-таки остается «на плаву» и начинает жить на другие средства, среди которых гранты Российского научного фонда (РНФ) или финансирование по одной из федеральных программ. Деньги, как правило, не такие крупные, но на них все-таки можно продолжать исследования.

«Ради трех лет не стоило и затеваться»

Вадим Гладышев и Сергей Дмитриев // Евгения Фролова, кафедра фотожурналистики и технологий СМИ факультета журналистики МГУ

Впрочем, Вадиму Гладышеву об этом говорить еще рано: у лаборатории впереди еще почти два года мегагрантового финансирования. К тому же исследователи считают, что программа работ вряд ли закончится для них к окончанию трехлетнего срока.

По словам Гладышева и Дмитриева, создание лаборатории далось им сложно, что довольно обычно для России. «Начинали, – рассказывает Дмитриев, – буквально с голых стен. Надо было одновременно следить за тысячей вещей, начиная от электропроводки и кончая закупкой оборудования и реактивов, доставка которых иногда занимает долгие месяцы».

«Ради трех лет не стоило и затеваться», – говорят исследователи.

«Ради трех лет не стоило и затеваться»

Сергей Дмитриев с емкостью жидкого азота, который нужен для быстрой заморозки биологических тканей // Евгения Фролова, кафедра фотожурналистики и технологий СМИ факультета журналистики МГУ

Кроме того, мегагранты за 8 лет существования этой программы «похудели» в долларовом эквиваленте почти в десять раз. Зато в стране появились другие виды поддержки – в частности, достаточно крупные гранты РНФ. Но главное, чтобы финансировались действительно важные проекты. Даже если удастся только слегка замедлить или отодвинуть старение, это станет огромным прорывом в биологии.

Новости СМИ2