Путь «варяга»: почему Михаилу Саакашвили не стать президентом Украины

У бывшего президента Грузии есть шанс создать партию и даже получить фракцию в Раде, но стать своим в рядах украинской элиты у него вряд ли получится

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий Фото: Из личного архива
Алексей Макаркин,
первый вице-президент Центра политических технологий
Фото: Из личного архива
Заявление об отставке Михаила Саакашвили стало свидетельством глубокого расхождения между авторитарным и харизматичным политиком и «вязкой» украинской элитой, которая действует по принципу «республики товарищей». То есть можно произносить громкие речи с трибун, а потом на загородных дачах тихо договариваться о прямо противоположном тому, за что ратовали публично. Саакашвили рассчитывал, что украинская политика даст ему новый шанс после изгнания из Грузии — но на деле он не вписался в систему отношений, которая складывалась десятилетиями и не слишком изменилась после Майдана. Судя по всему, он остается в украинской политике — но, в отличие от Юлии Тимошенко, он не сможет стать реальным конкурентом Петра Порошенко.

Опора на «варягов»

В период своего президентства Саакашвили был избранным главой государства, причем в начале первого срока обладавшим поддержкой 96% избирателей. В Одессе он стал губернатором, которого, по украинскому законодательству, назначает президент Украины. И в любой момент может уволить в отставку без объяснения причин.

В Грузии Саакашвили мог формировать свою команду на основе собственной политической партии, в которую входят политики, не только близкие идеологически, но и обязанные ему своей карьерой. Украинская ситуация совершенно иная — для Украины и Одессы он был чужим; поэтому выбор оказался существенно меньшим. Пришлось ориентироваться на «варягов», но и здесь Саакашвили ждали серьезные проблемы.

Двое его заместителей должны были в этом году покинуть посты вице-губернаторов после того, как вышел закон, запрещающий находиться на госслужбе гражданам других стран. Это неудивительно — их перспективы в украинской политике полностью зависели от аппаратных возможностей Саакашвили. А его позиции с самого начала были неустойчивыми.

Еще один соратник одесского губернатора — Давид Сакварелидзе, бывший заместителем генпрокурора и по совместительству прокурором Одесской области — продержался на своем посту около полугода. Его уволил в марте уходивший в отставку генпрокурор Виктор Шокин, протеже Порошенко. Но и новый генпрокурор Юрий Луценко, также поддерживающий тесные связи с украинским президентом, не восстановил человека из команды Саакашвили на его посту.

Удары и контрудары

За время своего руководства Одесской областью Саакашвили перессорился практически со всей украинской элитой. Проблемы во взаимоотношениях с Порошенко стали очевидными после отставки Сакварелидзе. Было предсказуемо, что одесский губернатор будет конфликтовать с Игорем Коломойским — его предшественник Игорь Палица был одним из ближайших соратников олигарха (и само назначение Саакашвили в Одессу было в немалой степени связано с желанием Порошенко потеснить Коломойского). Но куда менее предсказуемой стала критика, которую одесский губернатор обрушил на правительства Арсения Яценюка, а затем и Владимира Гройсмана. Причем конфликт Саакашвили с влиятельным министром внутренних дел Арсеном Аваковым достиг такой остроты, что министр публично бросил в губернатора стакан с водой.

Любимыми темами Саакашвили стали обвинения в адрес оппонентов в коррупции и нежелании проводить реформы. Однако оппоненты нанесли контрудар — в мае прошел обыск в доме советника Саакашвили Тимура Нишнианидзе, руководящего благотворительным фондом «На благо Одессы». В этот фонд ряд крупных одесских бизнесменов вложили деньги, за счет которых оплачивалась политическая реклама Саакашвили — об этом украинские СМИ тут же оповестили читателей. Саакашвили назвал обыск политической провокацией, а в июле был снят арест со счетов фонда. Но конфликт с правоохранителями явно не укрепил аппаратные позиции одесского губернатора, а связи с бизнесом не способствовали доверию к его антикоррупционной риторике.

Что касается результатов работы Саакашвили в Одессе, то его попытки расставить лояльные кадры завершилась неудачей — не только на областном, но и на районном уровне. Ставленники Саакашвили, не пользуясь серьезной общественной поддержкой, начали конфликтовать с местными депутатами, следствием чего стали вотумы недоверия новоиспеченным главам районных администраций. Не удалось губернатору пролоббировать проведение в Одессе конкурса «Евровидение-2017» — победу одержал Киев.

Главный проект Саакашвили — реконструкция автодороги «Одесса-Рени» — оказался не слишком успешным. Работы ведутся, но дорога мало напоминает грузинские автобаны, построенные в его президентство. Это обычное украинское шоссе, ставшее в некотором роде символом завышенных ожиданий, связанных с приходом в Украину не только Саакашвили, но и других грузинских чиновников. У некоторых из них что-то получилось (начальник украинской полиции Хатия Деканоидзе), у других ничего не вышло (самый яркий пример — экс-министр здравоохранения Александр Квиташвили). Но общий результат оказался скорее разочаровывающим — украинские реалии отторгают грузинские новации.

Что дальше?

Дальнейшая политическая карьера Саакашвили, скорее всего, будет связана с Украиной. В Грузии ему появляться нельзя — он лишен грузинского гражданства (в связи с получением украинского), а в случае прибытия в страну будет арестован по обвинению в злоупотреблениях в период своего президентства. Нынешней осенью в Грузии прошли парламентские выборы, которые вновь выиграли противники Саакашвили из партии «Грузинская мечта». Сторонники бывшего президента из «Единого национального движения» получили достаточно неплохой результат по избирательным спискам (27 мест из 77), но не получили ни одного из 73 мандатов по одномандатным округам. В ближайшие годы шанса на реванш на родине у Саакашвили нет. Вряд ли его привлекает роль научного сотрудника или преподавателя в каком-либо из американских университетов — такая «тихая заводь» не соответствует бурному характеру политика.

О возможных планах Саакашвили говорят уже около полугода — вскоре после своего увольнения прокурор Сакварелидзе заявил о создании новой политической партии «Хвыля» («Волна»), которая должна объединить сторонников борьбы с коррупцией. Уже тогда говорилось, что одесский губернатор может вступить в ее ряды. Характерно, что для своего заявления об отставке Саакашвили выбрал удачный момент — по требованию Запада украинские чиновники и политики опубликовали свои декларации, вызвавшие возмущение в обществе. Уровень благосостояния «слуг народа» оказалось слишком высоким для небогатой страны.

Впрочем, пока шансы Саакашвили на успех можно оценивать весьма сдержанно. Летний опрос социологической службы «Рейтинг» показал, что за его партию готовы проголосовать 3,1% избирателей — не худшие стартовые возможности (результат, превышающий статистическую погрешность), но и не лучшие. Весенний опрос Киевского международного института социологии демонстрирует, что Саакашвили доверяют 18,6% респондентов, не доверяют – 60,6%. Это лучший результат, чем, например, у Порошенко (16,1% против 69,3%), но «народным героем» бывший грузинский президент так и не стал, в его способность эффективно бороться с коррупцией большинство населения не верит.

Но главное в другом — даже если Саакашвили сможет создать серьезную партию, а после выборов — и фракцию в Раде — то ему придется быть лидером миноритарной группы в рамках всей той же самой «вязкой» украинской элиты. А это полностью расходится с его характером и амбициями.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции РБК.

 

Выбор читателей:

Новости СМИ2

Популярное

   

Новости СМИ2