«Попилили на металлолом». Как Латвия уничтожила собственную промышленность

"Попилили на металлолом". Как Латвия уничтожила собственную промышленность

В Риге сносят многоэтажные корпуса бывшего завода «Радиотехника». Вместо него на проспекте Курземес в ближайшем будущем воздвигнут магазин товаров для дома и сада. Судьба «Радиотехники» — одного из флагманов местной промышленности — оказалась типичной для большинства заводов и фабрик, доставшихся Латвийской Республике в наследство от СССР.

«Быстро накрылись медным тазом»

Снос планируется завершить до конца этого года. Таков оказался окончательный финал жизни предприятия, с 1945 года массово выпускавшего электромагнитные трансляционные динамики, трансформаторы, усилители для киноустановок, радиоприемники, радиолы, автомобильные приемники. Вершина успеха завода — конец 1980-х годов: на долю объединения приходилось примерно 35% всей выпускаемой в СССР бытовой аудиотехники. Но после распада СССР завод стал быстро погибать и в 1992 году объединение расформировали.

Известный латвийский журналист и общественный деятель Юрий Алексеев некогда работал на «Радиотехнике». «На предприятие я пришел еще зеленым студентом во время институтской практики. Там я закрепился в конструкторском бюро «Орбита», занимавшимся разработкой продукции, которая потом внедрялась в массовое производство на предприятии. На «Радиотехнике» я проработал 14 лет — вплоть до 1991 года, пока она не накрылась медным тазом. А накрылась она довольно быстро: в 1990-м перестали платить зарплату, а уже через два года оборудование предприятия попилили на металлолом», — рассказал Алексеев РИА Новости.

"Попилили на металлолом". Как Латвия уничтожила собственную промышленность

По его словам, власти государства тогда смотрели на гибель крупных предприятий вполне спокойно, поскольку их многотысячные, хорошо организованные коллективы состояли главным образом из русскоязычных.

Другая свежая новость — в ноябре 2017 года латвийский суд принял решение начать процедуру банкротства Рижского вагоностроительного завода (РВЗ). Этот завод, основанный в 1895 году немецко-балтийским предпринимателем Оскаром Фрейвиртом как акционерное общество Fenikss, некогда считался крупнейшим производителем вагонов в Российской империи. После распада СССР предприятие пришло в полный упадок, несколько раз меняло владельцев, обросло неподъемными долгами — отсюда печальный финал. «Я много езжу по бывшему Советскому Союзу и вижу, что до сих пор работают созданные в Риге электрички RVR, даже в Ташкенте их замечал», — говорит Юрий Алексеев.

"Попилили на металлолом". Как Латвия уничтожила собственную промышленность

Убежать от русских денег

Печальной оказалась и судьба «Лиепайского металлурга». К концу 2012-го электросталеплавильное производство на этом заводе достигло показателя почти в 850 тысяч тонн в год. Но из-за ухудшения экономической ситуации в ЕС ему пришлось переориентироваться на рынки третьих стран. Завод взял на себя при этом транспортные расходы, что еще более снизило рентабельность. Годом позже руководство объявило, что предприятие испытывает финансовые трудности, а вскоре основное производство остановилось из-за нехватки оборотных средств. Объявились кредиторы, потребовавшие, чтобы основные владельцы предприятия передали им свои акции. Государство объявило, что намерено спасти завод, являвшийся крупным налогоплательщиком: в 2012 году им было уплачено государству 9,4 миллиона латов (около 15 миллионов евро). Однако ситуация усугубилась тем, что три крупнейших акционера перессорились. В итоге из-за долгов завода на общую сумму 183,6 миллиона евро инвесторы просто оказались не заинтересованы вкладывать в предприятие какие-либо суммы.

Начались массовые увольнения работников, а кредиторы заключили договор о продаже неплатежеспособного завода. Хотя заинтересованность в предприятии высказывали несколько крупных российских фирм, кабмин, возглавлявшийся тогда Лаймдотой Страуюмой, решил в октябре 2014-го сбыть его украинской компании KVV group. Ее хозяин Валерий Кришталь пообещал «оживить предприятие», а тогдашний министр финансов Андрис Вилкс заявил: «Это отличная новость для работников, для Лиепаи и всего государства, так как один из крупнейших в Латвии заводов возобновит работу». Общая стоимость сделки составила 107 миллионов евро (для сравнения: российский предприниматель Игорь Шамис предлагал 120 миллионов).

"Попилили на металлолом". Как Латвия уничтожила собственную промышленность

Основную сумму новоявленные владельцы пообещали вносить по частям в течение десяти лет. Работа возобновилась в марте 2015-го, а к маю завод, коллектив которого достиг 960 человек, выпустил 90 тысяч тонн стальной арматуры. Однако вскоре «Лиепайский металлург» опять начал массово увольнять рабочих — новые хозяева завода объясняли это тем, что высокие латвийские цены на электричество обусловили неприемлемую себестоимость продукции. Весной прошлого года они объявили об окончательной остановке производства и постановке завода на консервацию.

Люди постарше могут вспомнить также знаменитые «рафики», выпускавшиеся на Рижской автобусной фабрике. Судьба этого предприятия сложилась также печально. К началу 1990-х РАФ готовил серьезнейшую программу по модернизации и обновлению своей продукции, уже готовы были макетные образцы новых моделей микроавтобусов. Но с развалом СССР предприятие оказалось в критическом положении, поскольку сотни смежников остались в других республиках, ставших независимыми государствами. Спасти устоявшиеся хозяйственные связи не удалось — да и в угаре «свободы» мало кто пытался это делать. Выпуск продукции постоянно падал, и в 1997 году производство остановилось окончательно. По иронии судьбы, последней моделью РАФа стал автомобиль-катафалк для перевозки гробов.

Была ли гибель неизбежной?

Официозные публицисты в Латвии пишут, что бывшая советская промышленность в стране вымерла естественным путем — потому что была устаревшая и неконкурентоспособная на мировом уровне.

Алексеев с такой точкой зрения не согласен. «Те немногие высокотехнологичные предприятия, которые тогда, в начале 90-х, сумели избежать гибели, прекрасно работают и сейчас. У меня перед глазами есть наглядный пример: электротехнический завод имени Пегельмана в Таллине, они в основном делали микроэлектронику для военной промышленности. И им удалось в лихолетье приватизировать и сберечь свое конструкторское бюро. Там работало всего с полсотни человек, но они создавали продукцию, пользовавшуюся большим спросом, — им заказывали разные разработки Nokia, Motorola. Сейчас бывшее конструкторское бюро советского завода Пегельмана переехало в США, в Кремниевую долину. Мои родственники-инженеры создают микросхемы для айфонов и зарабатывают очень неплохие деньги», — подчеркивает Алексеев.

Источник: РИА Новости

 

Выбор читателей:

Популярное

Новости СМИ2

...